Жозе Дале (josedalais) wrote,
Жозе Дале
josedalais

Category:

Часть 49. Дрема

Настя уже пятнадцать минут мотылялась по ограде, едва удерживая в руке блюдце с едой. Рыжий кот вел себя крайне нелогично: то подбегал, привлеченный паштетом, то резко отпрыгивал в сторону, сопровождая свои прыжки утробным и скорбным МАУУУУУУ! Выглядело это странно: Настя всячески старалась заманить его в дом, а он ее – за ограду.
- Я видела, куда ты меня зовешь. Знаешь, идея следовать в ночь за незнакомым котом мне не нравится. В общем, сам решай – или ты идешь ко мне домой, или проваливай. Я задубела уже.
Она еще немного подождала и решительно пошла в сторону дома. Кот немного подергался, потом опустил голову и побежал следом.



В тепле он первым делом сожрал паштет, а потом отрубился в ящике с дровами, куда посадила его Настя. Огромный, пушистый, рыжий кот спал, как младенец, совершенно не обращая внимания на то, что вокруг него собралась целая толпа.
- Аф! Аф! Он симпатичный, - сказала собака Буся.
- Здоровенный конь, который жрет в три горла, - мрачно заметила Коха.
- Ма-а-а-ааааало на-а-а-аам бло-о-о-оооох! – завела свою песнь Анфиса, но ее грубо оборвали.
- Заткнись! Не дай бог тебе вот так по морозу бегать и напрасно звать на помощь.
Анфиса вытаращила глаза:
- У кого-то голос прорезался? Ты, мать, этого, как его… совсем охренела? Я сейчас тебя вместе с ним обратно на мороз выставлю, будете вдвоем серенады петь.
Фаня мрачно насупилась:
- Попробуй.
Анфиса оценила семикилограммовую тяжесть Фаниного бытия и поняла, что раунд проигран. От злости она поддала Нике, которая из вредности даже из астрала не вышла. Кругом были одни сволочи и вольнодумцы – Анфиса укусила подушку и отвернулась к стенке.

К утру печь прогорела, и в доме стало холодно. Собака Буся с Кохой зарылись в тряпки в переноске и согревали друг друга. Остальные спали под одеялом с Настей, не считая рыжего кота, все так же сопевшего в дровяном ящике. Было тихо-тихо, метель улеглась, и снаружи падал мягкий белый снег.
Фаня высунула нос наружу, смотрела и вспоминала, как злобно гудела пурга, швыряя ей в морду пригоршни снега. Было темно и пусто – она, Фаня, была совершенно одинока в целом мире. У нее не было никого. А теперь вон сколько всего сразу: своя миска, человек, теплая постель и много товарищей, пусть и со скверным характером. Фаня улыбнулась про себя и сделала потягушки, задев лапами спящую Анфису. Та предостерегающе зарычала. Но Фаня была настолько полна счастьем от своей небездомности, что ее ничто не могло задеть – она вытянулась, подгребла к себе Анфису, и засопела ей в спину. Вместе теплее.
Анфиса сначала хотела дать ей леща, но вместе действительно было теплее. Она помедлила, потом зевнула, а потом смежила бледно-зеленые глаза и погрузилась в сон.
Тихо-тихо, на цыпочках, по избе ходила дрема.
Tags: мать русского авангарда
Subscribe

  • Часть 82. Быть или казаться

    Долго ли, коротко ли сказка сказывается, а котики растут быстро. Белый котенок Коля, похожий на старую мочалку, внезапно вырос, распушился и…

  • Нам надо поговорить об отношениях

    Мы сегодня почитали Анфискин паспорт и выяснили, что 21 июня ей будет 16 лет – она на несколько месяцев старше Раюши. А в то время, как мы…

  • Анфиса - зайка

    Анфиса – зайка. Заища. Заюндель. Заечка и еще стопиццот миллионов производных от названия серого лесного зверька из семейства зайцевых. И…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments