Жозе Дале (josedalais) wrote,
Жозе Дале
josedalais

Category:

Часть 39. Разжать лапы

В доме царило уныние. Коха теперь не только какалась, но еще и писалась от страха при виде Витька. Анфиса сказала, что, раз ее мнение больше не имеет решающего значения, она будет умирать. Время ее вышло.
Окончательно ополоумевший Витя караулил Коху за каждым углом и нещадно лупил, призывая к порядку, отчего она этот порядок нарушала прямо там. Анфиса лежала и смотрела в стену, отказываясь от еды. Фаня нервничала и выдергивала на себе шерсть. Собака Буся бегала кругами по дому, тявкая себе под нос:
- Арм-аф-геддон! Арм-аф-аф-геддон!
Настя сидела за кухонным столом и напряженно думала.

Вопрос решился переговорами со своими. Вечером Настя пришла успокоенная, взяла Витю на руки, погладила и сказала:
- Извини, друг, ты хороший парень, но Анфиса мне дороже. И в нужнике я жить не могу. Поэтому ты поедешь к Оксане – у нее пять котов, один другого серьезнее, и они научат тебя соразмерять свои возможности с действительностью.
Витя сглотнул трудный комок и, обмякнув, сполз на пол.




Закатное солнце окрасило кухню в багровые с золотом тона. Витя сидел у порога и смотрел на уже ставшие родными бело-красные обои и шторы, серую скатерть и разноцветные миски. Какой будет его жизнь дальше?
Фаня тихонько подошла и села рядом.
- Боишься?
Витя кивнул.
- Там пять котов…
- Еще бы, это тебе не старух с девками бить. Да ладно, - видя его расстроенный вид, прибавила Фаня, - я слышала, что они воспитанные и вежливые. Я надеюсь, что тебе там будет хорошо.
Они немного помолчали, глядя на клочок полыхающего неба.
- Фаня…
- Ммм?
- А мы ведь больше не увидимся? Никогда?
Мать русского авангарда задумалась, склонив лохматую голову на правое плечо.
- Я не знаю, Вить. Возможно, что так.
- Это очень, очень плохо.
Тени от предметов стали угольно черными, надвигаясь на солнечные пятна. Фаня вздыхала и думала:
- Я не знаю, Вить. Может и плохо, а может и хорошо. Я вообще очень мало знаю о жизни. Иногда я хватаюсь за Настин тапок, а она меня стряхивает. Я цепляюсь зубами и когтями, но она все равно меня стряхнет, как бы я ни держалась… Все, что я действительно могу сделать – это разжать лапы и отпустить его. А уже потом становится ясно, что в доме есть и другие игрушки.
- Это ты меня игрушкой называешь?
- Нет, Вить. Но мы с тобой сейчас посидим здесь, пока совсем не стемнеет, а потом разожмем лапы и отпустим друг друга. А завтра будет новый день.
Сумерки сгущались. В наступающей темноте на фоне окна четко выделялись два силуэта. Собака Буся тихонько всхлипывала: афяйяй…

Витя уехал вечером, гордо подняв голову. Он сам зашел в переноску и бросил последний взгляд на Фаню, которая сидела и ласково смотрела на него. В носу у него защипало, он поморгал и сказал себе: «Я разжимаю лапы. Завтра будет новый день»
Когда за ним захлопнулась дверь, все тяжело выдохнули. А в наступившей тишине вдруг раздалось: шкряб-шкряб-шкряб. Настя подошла на цыпочках и приотворила дверь туалета: Коха сидела на горшке и делала свои дела в наполнитель.
- Чего подглядываешь? Я нормальная кошка, если со мной по-человечески…
Tags: мать русского авангарда
Subscribe

  • Же не манж па сис жур

    - Я бедная, нищастная котинька, пережившая голодомор и ужасы Освенцима… Не дайте пропасть голодной смертью, помогите от щедрот…

  • Кошка-камбала

    А расскажу-ка я вам про кошку-камбалу! Да, есть в природе такое чудо. Зовется Фиби. То ли ее неудачно переехало асфальтоукладочным катком, то ли…

  • Недолго музыка играла, недолго фраер танцевал

    Четыре кошечки же лучше, чем пять? Меньше жрут, меньше гадят и собачатся между собой. А потом кто-нибудь сдохнет от старости и их вообще станет…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments