Жозе Дале (josedalais) wrote,
Жозе Дале
josedalais

Categories:

Часть 25. Консумация

- Фаня, Фанечка, иди к нам на диван, полежим… - ласково звала Фаню Настя. Но мать русского авангарда сидела в углу и дулась, как мышь на крупу.
- Нет. Я не ручная. Я не домашняя кошка-шлюшка, которая всегда к твоим услугам. У меня есть собственная гордость, и лапать я себя не позволю. Кусь!
Ей было дико видеть, как гордая и самолюбивая Анфиса плющится на простыне, дергая ногами в воздухе и даже всхрюкивая от удовольствия, когда Настина рука чесала ей полосатое пузико.
- Боже мой, проституция какая-то… - пробормотала Фаня и подальше забилась под диван.
- Это не проституция. Это консумация, - поправила ее собака Буся, - неформальное общение, в ходе которого Анфиса поднимает самооценку Насте, получает удовольствие и потом еще вкусняшку.
- Консу…что? – Фаня вытаращила глаза и убежала на балкон от греха подальше.



- Зря вы дичитесь, девочки. Валяться на диване, когда тебя гладят, очень приятно. Я целых семь лет сидела под диваном, и теперь мне их мучительно жаль.
Ника знала, что говорит. Но Коха была очень осторожна:
- Я бы с радостью, но Анфиса меня загрызет, если я на диван залезу.
- Верно. Загрызу. – Раздался голос из туалета.
- Ну, тогда и говорить не о чем, - Фаня развернулась и собралась было идти, как все тот же голос из туалета сказал:
- Жирной можно. Коху загрызу. Пока не научится срать в горшок, пусть к дивану даже в мыслях не подходит.
- Слушай, Ника, а Буся сказала, что позволяя себя гладить, Анфиса поднимает Насте самооценку. Это как?
- Очень просто. Насте приятно, что такая вся-из-себя-стервь Анфиса всех ненавидит, а ей дается погладиться. Настя чувствует себя особенной и ублажает Анфису вкусняшками.
Фаня замолчала на минутку.
- То есть, если я, вся такая дикошарая, дам ей погладиться…
Ника подняла брови:
- А ты не глупа, мать. Очень даже не глупа…

Вечером, собрав волю в кулак, Фаня запрыгнула на диван к Насте. Подошла строевым шагом, плюхнулась рядом и сердито сказала: «Мур!» Это означало: «гладь быстрее, пока я настроилась, и неси вкусняшку». Но Настя открыла рот и ни проблеска понимания не было в ее глазах. Что за глупая женщина!
Она не стала тискать Фаню, а нежно провела рукой по пушистому боку, задержалась посередине и спустилась на брюшко. Фаня напряглась, но пальцы были мягкими, аккуратно перебирали шерстку и легонько щекотали кожу. Вроде не так уж страшно, даже приятно. Мать русского авангарда выдохнула и расслабила ноги.
Настина ладонь тихонько скользила по шкурке, и Фаня перевернулась, чтобы подставить ей другой бочок. Было приятно и совершенно безопасно. От удовольствия она даже мотнула в воздухе жирненькой ляжкой. А потом еще. А потом Анфиса психанула и спрыгнула с дивана:
- Распаскудилась тут, хрюкает, ногами дрыгает! Позорище!
- Это консумация, - кротко заметила собака Буся.
- Это не консумация. Это проституция! – плюнула Анфиса и пошла в кухню чего-нибудь пожевать с расстройства. А Фаня мурлыкала, и ей уже было все равно, дадут ли ей вкусняшку.
Tags: мать русского авангарда
Subscribe

  • Нам надо поговорить об отношениях

    Мы сегодня почитали Анфискин паспорт и выяснили, что 21 июня ей будет 16 лет – она на несколько месяцев старше Раюши. А в то время, как мы…

  • Анфиса - зайка

    Анфиса – зайка. Заища. Заюндель. Заечка и еще стопиццот миллионов производных от названия серого лесного зверька из семейства зайцевых. И…

  • Феноменальные проблемы феноменальной кошки

    Ника – уникальная котинька. С какой стороны ни посмотри, найдешь что-нибудь феноменальное. Семь лет поддиванья, внезапно обретенное…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments