Жозе Дале (josedalais) wrote,
Жозе Дале
josedalais

Categories:

Визитеры (часть 7)

Кира Энгельсовна захлопнула «Историю одного города» Салтыкова-Щедрина и глубоко задумалась. На улице шелестели свежими листиками тополя, пахло почками и дождем. Автомобили шуршали шинами по мокрому асфальту, в лужах отражались облака – все это была родина. Та самая, за которую генерал-полковник Зильберштейн сражалась всю свою жизнь.
Куда бы ни забрасывала ее судьба, от Одессы до Берлина, Лондона и Красноярска, она всегда жила с чувством принадлежности к своей стране. Она родилась здесь и стала личностью, впитав опыт миллионов, живших до нее на этой земле. Она не могла сказать, что любит родину – разве мы любим свое сердце или легкие? Мы просто не можем без них жить.
Но сейчас Кира Энгельсовна думала о прочитанном, и о том, что из ста образов родины, в девяносто она бы выпустила всю обойму. С тех пор, как законодательно  подняли минимальный размер взятки, у нее начались проблемы: дело об украденном КАМАЗе с деньгами стало буксовать на ровном месте. Генерал-полковник Зильберштейн была достаточно опытна, чтобы правильно понять намеки, но вопреки здравому смыслу ее несло напролом.
- Всю свою жизнь я сражаюсь за родину. С кем сражаюсь? С ней же.



Она выглянула в окно и окинула взглядом серое, мрачное здание управления ФСБ.
- Здесь ничего не изменилось со времен Салтыкова-Щедрина. И никогда не изменится. Почему каждый из этих людей, идущих по улице, не возьмет на себя ответственность за свою жизнь? Почему не осознает, что живет здесь и сейчас, и все происходящее касается его напрямую? Почему не отстоит свое звание гражданина и человека, вместо того, чтобы хихикать на кухне, как ловко депутаты за наши деньги воруют наши деньги?
Глупые вопросы. Она и сама это понимала. Как отделить родину с клейкими листочками от родины с продажными судьями и безвольными гражданами, ссущими в подъездах? Имеет ли право честный и умный человек служить такому государству?
Еще вчера она сомневалась, но к вечеру получила повестку о том, что ей предъявлено обвинение в нарушении нового федерального закона «Об оскорблении чувств ворующих». Генерал-полковник Зильберштейн прочитала ее очень внимательно и потянулась за книгой Салтыкова-Щедрина. Ночь прошла за чтением, и к утру ей было неимоверно тошно, но в голове появилась ясность.
- Нет. Я не должна была возвращаться, здесь все по-прежнему.
Она немного посидела, запустила в служебный компьютер небольшого трояна и нагадила в цветок. И тут ей стало стыдно.
- Что ж я уподобляюсь-то… - Кира Энгельсовна тщательно закопала следы преступления, открыла шкаф, отодвинула секретную досточку и нырнула в кошачий лаз, когда в приемной уже загрохотали сапоги.
- Перехожу на нелегальное положение.
Tags: Визитеры, Киран цу Шмайсель, котокафе
Subscribe

  • Монстр на каникулах

    Это Марфа, ей 20 лет и ее жизнь началась после 14. Когда ее выставили к мусоропроводу, она подумала, что все, хана. Надо завернуться в зеленый…

  • Темная сторона дачи

    Дача для котинек: хорошо или плохо? Вроде со всех сторон отлично, но есть нюансы… Блохи там, глисты, клещи, собаки приблудные, соседи…

  • Жизнь продолжается

    Я тут подумала, что уже десять лет занимаюсь бездомными котиньками. Это большой срок, который вместил в себя очень многое, но главное - подарил мне…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments