Жозе Дале (josedalais) wrote,
Жозе Дале
josedalais

Categories:

Я выложила 6 главу и сюда положу анонс

Солнце уже почти скрылось за пеленой облаков, укутавших горизонт, когда Лия вышла в огород. Золотистые вечерние тени стали длиннее и протянулись вдоль забора, указывая направление трехжильным муравьям, без устали таскавшим что-то своими тайными тропами. Ребятишек уже загнали с улицы, и теперь звонкие детские голоса редкими всплесками тонули в наступающих сумерках. Где-то звенела поварешка, ударяя в медный таз – квартальный сторож проснулся раньше обычного, в соседнем саду раздавались взрывы смеха – приехали родственники из Ферсанга. Обычная, тихая, ничем не примечательная жизнь текла над Касабласом, оставляя ввечеру горько-сладкий привкус рябиновой настойки.



Лия сжимала пальцами маленькую рюмочку толстого зеленого стекла – Ирья налила им по капельке в честь удачного дня, и теперь яркий, насыщенный ягодный дух плыл в редеющем воздухе, дразнил ноздри и напоминал о таких днях, когда за окнами бушевала непогода, бросая в стекло горсти мокрых листьев, а они сидели внутри и любовались пламенем камина, наслаждаясь теплом и безопасностью.

Трррррр…. Ранний сверчок затянул свою песню, Лия вздохнула и пригубила густую янтарную жидкость – вот и еще один день растаял в сумерках. А сколько их еще будет, этих дней? Тишина, теплота и спокойствие сиреневого вечера действовали на нее успокаивающе, глушили меланхолию, часто овладевавшую ею в последние дни. На прошлой неделе она ездила домой, к Змею, много разговаривала с отцом и гуляла. К своему изумлению, она вдруг поняла, что выросла, а Змей – постарел. Весь уклад его жизни оставался прежним, он жил так, словно Лие было по-прежнему семь лет, и за ней надо было присматривать: он убирался в детской, тщательно протирал и расставлял по местам ее игрушки, перевешивал ее платьица в нелепом шкафу, сделанном Рыцарем. Каждое утро вставал в шесть часов и шел готовить завтрак, даже если хотелось поспать, перечитывал детские книжки с неослабевающим интересом. Вот только стекла в его очках становились все толще.

Василиса по-прежнему хлопотала по хозяйству с утра до вечера, слушая байки мужа о походах и странствиях в стотысячный раз – и не надоедало же! Она стала приземистее и кряжистее, и белокурые жидкие волосы ее подернулись сединой. А Рыцарь еще сильнее облысел – линия волос его отодвинулась на полголовы, сделав и без того высокий лоб еще больше. Он, в отличие от жены, как-то высох и теперь напоминал лесного эльфа – сухонького, маленького, с большой головой. Но красноречие его не истощилось, а взгляд только помягчел. Маленький рыцарь стал мудрым и счастливым, полюбил себя, свою жизнь и мир вокруг.

Время словно остановилось в Дремучем лесу, отрезав его обитателей от внешнего мира с его проблемами, хаосом и движением. И сейчас, глядя на свой дом и родных, Лия чувствовала себя чужим, оторванным куском, случайно занесенным ветром в эту тихую гавань. Сердце ее щемило, ей мучительно хотелось снова стать пятилетней и остаться здесь, никогда не выходить из леса, никогда не знать города, его тревожной и стремительной жизни, словно стеной вставшей между ней и такими любимыми до сих пор людьми.

Разве она их разлюбила? Нет, нет и нет. Но она стала им чужой, душа ее напиталась тревогами, надеждами и стремлениями, а они шли в другую сторону – к покою и тишине, находя радость в колыхании паутинок, шелесте падающих листьев, редких дождевых каплях. Их жизнь была невыносимо бедна на впечатления, но они считали себя богатыми, и не хотели ничего другого, отгородившись от жизни непроходимой чащей.

А жизнь становилась густой, как настойка в рюмке – замерла в ожидании чего-то, что скоро должно было случиться и навсегда изменить мир:
- Может, я и экзальтированная дурочка, но что-то скоро будет. Вот увидите… - Лия залпом хлопнула рюмашку и зажмурилась от спиртовой горечи, волной прокатившейся по горлу.

- Интересно… - сзади подошла Ирья и присела с ней рядом. – Что ты имеешь в виду?

- Тишина вокруг, как перед грозой. Я просто чувствую, что скоро что-то случится.
Ведьма молчала, потягивая из своей рюмочки, и смотрела куда-то вдаль.

- Отец, Василиса и Рыцарь… - голос девочки задрожал, - они какие-то старые стали, суетливые. Я приехала, а они мечутся: «Пирожки, пирожки…» - можно подумать, я туда пирожки жрать приехала! Ни поговорить нормально, ничего…

- А ты бы хотела видеть их вечно молодыми, сильными и мудрыми. О, как это знакомо! Знаешь, когда я отработала здесь первые два года безвылазно, я наконец отвлеклась и пошла проведать свою мать. Так вот, в ее спальне я увидела новый ковер – какой-то отвратительный, серый, старушечий ковер, и тут до меня дошло, что мама стала старенькой. Это было невыносимо – моя мама, Ираида ДеГрассо, гранд-дама королевского двора и вдруг старушка! Я очень мучительно это переживала, не могла расстаться со своими представлениями о ней, а между тем все люди меняются, стареют, наконец. И никто не обязан соответствовать моим стереотипам, даже мама. Самое главное – понимать, что жизнь непрерывна, что все в ней происходит логично, и что каждый из нас – совсем не пуп земли. Надо поменьше носиться со своими переживаниями.

Ирья приобняла девочку за плечи и улыбнулась своей неповторимой улыбкой:
- У тебя замечательные родные, самые лучшие в мире. Люби их такими, какие они есть – они-то тебя любят. Думаешь, им легко видеть, как из девочки-ромашечки, лапочки, маргариточки вырос угрюмый, неуклюжий подросток, который забивает себе голову всякой хренью и постоянно дуется, как мышь на крупу.

Это было неожиданно. Лия никогда не думала о себе в таком качестве, а ведьма только хохотнула и сверкнула мефистофельским глазом. – Ладно, пойдем спать, утро вечера мудренее.



Все остальное лежит здесь: https://vk.com/autumn_land

Tags: Страна Вечной Осени, писательство
Subscribe

  • Же не манж па сис жур

    - Я бедная, нищастная котинька, пережившая голодомор и ужасы Освенцима… Не дайте пропасть голодной смертью, помогите от щедрот…

  • Кошка-камбала

    А расскажу-ка я вам про кошку-камбалу! Да, есть в природе такое чудо. Зовется Фиби. То ли ее неудачно переехало асфальтоукладочным катком, то ли…

  • Недолго музыка играла, недолго фраер танцевал

    Четыре кошечки же лучше, чем пять? Меньше жрут, меньше гадят и собачатся между собой. А потом кто-нибудь сдохнет от старости и их вообще станет…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments