Жозе Дале (josedalais) wrote,
Жозе Дале
josedalais

Category:

Часть 75. Собачье сердце


В голубоватом лунном свечении квадрат окна расплывался, и бесконечные заснеженные крыши уходили прямо в небо. Фаня могла видеть только темные полоски карнизов и трубы, замершие столбиками, будто часовые. А над ними качался острый месяц – растущий. Она мысленно приставила к рожкам лапу и получилась буква «Р». Значит, он будет толстеть, пока не превратится в заспанную, ленивую луну с опухшей мордой. Зато и света будет много – в полнолуние видно, как днем, Настя только зря жжет электричество. Острый лунный серп покачнулся в расширенных кошачьих зрачках, и стал светиться ярче.

Это была странная ночь. В доме никто не спал, если не считать Настю, но ее и не считали – что взять с человека, который и прямую речь-то не всегда понимает, не говоря уже о легких вибрациях мироздания. Фаня прислушалась к себе и занервничала, у нее было ощущение, что сегодня что-то случится.
Мимо прочапала собака Буся, шумно полакала из миски и посмотрела на лунную дорожку, ковром выстелившуюся перед ними.
- Шла бы ты спать, Фаня. Почему никто не спит?
- Не знаю. Мне как-то не по себе.
- Мне тоже! – пискнул Бёздюк. Буся покачала головой и пошла обратно в комнату:
- Жрать на ночь меньше надо…

Вот и ее подушка, заботливо оставленная Настей на полу. Буся присела и с теплотой подумала: не забыли ее, положили подушечку для старых косточек. Какая все-таки большая и хорошая жизнь – уж на что собака Буся ничтожный элемент во Вселенной, но и для нее есть место.
Она повозилась и легла мордой к окну. Лунная дорожка сегодня была удивительно яркая, протянулась с самого горизонта ей под ноги. Бери и иди. Она вытянула лапу и обмакнула ее в голубоватый свет. Симпатично.
И тут до нее дошло.
Буся подняла голову и огляделась: множественными маленькими лунами из темноты сияли кошачьи глаза. Никто не спал. Они все это чуяли, даже Бёздюк, испуганно выглядывающий из-за объемистой Фаниной попы. Но… почему именно сегодня? Нет, когда-нибудь, конечно, надо, но не прямо сейчас. У нее куча дел, и новая, еще ни разу не надеванная шлейка. У нее полбанки паштета в холодильнике стоит, и кто будет квартиру охранять, в конце концов?
Буся испугалась. Надо разбудить Настю, пусть включит свет, прогонит это лунное наваждение и успокоит ее. Она еще не готова, ей нужно больше времени здесь, со своими. Три с половиной года – это очень мало, это буквально один день, взмах радужных крыльев мухи, которую по осени поймала Ника.


Собачье сердце заныло. Оно давно уже ныло, временами сильно болело и трепыхалось. Да что там говорить, у Буси болело практически все, но она всегда старалась вилять хвостиком, чтобы не расстраивать Настю.
- Фаня, - тихонько позвала она в темноту. – Мне страшно, ты посидишь со мной? Анфиса? Ника?
Кошки тихонько подошли ближе.
- У нас, кошек, принято уходить в таких случаях. – Анфиса сверкнула глазами. - Это очень интимное дело.
- Да-да, - прогундела Никуня, - поэтому я уже четыре года не могу сдохнуть. Мне неудобно перед докторами в клинике: они в свое время пообещали Насте 50% скидки на мое лечение. Думали, я не протяну больше недели.
Буся сдавленно хихикнула, Анфиса фыркнула:
- На твоем месте я бы к ним больше не обращалась. Им дешевле тебя отравить.
- Я не думала об этом с такой точки зрения, - Ника нахмурилась, - они говорят, что я медицинский феномен.
- Феномен – это я, - влезла в разговор Фаня, - я же мать русского авангарда.
- С кем я живу! – закатила глаза Анфиса, - сплошные феномены, аж нахрен некого послать!
И тут она внезапно замолчала и выпрямилась, глядя вслед лунному лучу.


Когда рассвело, над городом была та же зима, с грязным снегом на крышах, подпирающих небо. Вытянутый собачий нос словно прочертил линию от своей подушки до первого карниза.
Фаня сидела рядом, как верный солдатик. Она не знала зачем. Прежде чем закончилась эта длинная ночь, она пыталась сидеть, лежать, ходить по квартире. Пыталась смотреть в окно, но ничего не видела – все расплывалось. В разлившемся мутном свете ей мерещилась белая тропинка, по которой, не оглядываясь, бежала куда-то собака Буся.

*** в память о собаке Бусе, лучшей собаке в мире.
Tags: мать русского авангарда
Subscribe

  • ТРАГЕДИЯ ИЗ ЖИЗНИ ДРЕВНЕЯПОНСКОГО ПОЭТА БАСЁ И ЕГО КИСЁ

    Акт хз какой, коронавирусный. Как-то раз поэт Басё Крал консервы для кисё, Потому что наниматель Заплатил ему не всё: На вот, дорогой Басё,…

  • Кошка Чака Норриса

    «13 причин почему» Женька писал эту записку собственной кровью, вернее, он писал ее шариковой ручкой, но каждое слово в ней…

  • Вышла моя книга

    Ну вот, наконец это свершилось, и моя книга о животных увидела свет. В ней собраны рассказы, многие из которых уже давным-давно разошлись по…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments

  • ТРАГЕДИЯ ИЗ ЖИЗНИ ДРЕВНЕЯПОНСКОГО ПОЭТА БАСЁ И ЕГО КИСЁ

    Акт хз какой, коронавирусный. Как-то раз поэт Басё Крал консервы для кисё, Потому что наниматель Заплатил ему не всё: На вот, дорогой Басё,…

  • Кошка Чака Норриса

    «13 причин почему» Женька писал эту записку собственной кровью, вернее, он писал ее шариковой ручкой, но каждое слово в ней…

  • Вышла моя книга

    Ну вот, наконец это свершилось, и моя книга о животных увидела свет. В ней собраны рассказы, многие из которых уже давным-давно разошлись по…